x
  Проект Web-студии
  О проекте   Ссылки   Форум
Назад   На главную   Email  
 
  На главную
 
Регистрация Забыли пароль?  
    Фото  
 
 
Веб-камеры
Погода сейчас
О “Чимбулак”
История “Чимбулак”
Ваша безопасность
Услуги
Пешие походы
Новости и статьи
Галерея
Мое фото на Чимбулак
Горнолыжные трюки
Начинающим горнолыжникам
Фрирайд
Юмор
Советы от профессионалов
Видео
Панорама
Контакты
Режим работы
Что сейчас работает
Новости спорта
Карта склонов
Гостиничный комплекс Чимбулак
Рестораны по дороге
Спортивные школы, секции
База инструкторов
Альтернативное катание
 
 
Голосование:
Я катаюсь:
 




       
  Результаты  


Свежая информация акции фитнес на нашем сайте.
 
 



Итак, в прошлом посте мы рассказали вам о первой части экспедиции на вулкан Бакенинг на Камчатке. Тогда все было гладко и шикарно. Теперь их осталось семеро. Почти все гиды Kamchatka freeride community: Кирилл Серегин, Павел Верещака, Миша Савенков (Ведьма), Иван Нуждаев, Леша Пуговкин, Александр Зобенько и гость из Москвы, который решил продолжить свои приключения на Камчатке – Никита Печерский. Впереди более 100 км. пути и масса трудностей, ко многим из которых парни были готовы лишь в теории. Не знаю, кто больше волновался в эти дни, мы или они, но переживали все безусловно. Ибо такой пурги на Камчатке не было уже давно, когда за сутки выпало более метра снега, ветер гнул вековые деревья, а полуостров был отрезан от внешнего мира в течение нескольких дней.
 
Далее повествование Кирилла Серегина.
 
«Белый пляж, море, шезлонг, пальмы, девочки в бикини, холодный мартини, роскошные отели, атласные постели, лазурные бассейны... НЕТ!!!! Мой отпуск не такой))))))))))))» — читает по рации Ведьма и все начинают смеяться, слышно даже сквозь шум ураганного ветра. Именно такие моменты помогают преодолевать все трудности, включая те, которые выпали на сегодняшний день, и которые ожидают нас впереди.



Идёт 13 день нашего пребывания в горах и пятый день второй экспедиции на вулкан Бакенинг. Именно сегодня порвало палатку и процесс пробуждения, собирания и выезда был как никогда быстрым. Именно сегодня была  пурга — одна из самых сильных в этом году. Иногда порывы ветра достигали такой силы, что просто сбивали с ног. И именно сегодня мы спускали снегоходы и нарты с вещами по практически ледовому 300-метровому кулуару на верёвках. А в тот момент, когда Ведьма читал журнал, мы пытались просушить вещи над маленькими горелками, сидя каждый в своих маленьких палаточках, ведь по прогнозу солнечных дней больше не намечается, а ехать дальше необходимо.






Мы ещё не знаем, что до Тимонов (Тимоновские горячие источники с несколькими хоть и заброшенными, но хорошими домами) нам ехать не 2-3 часа, как планировали ещё в городе, а три дня. А всё потому, что из-за малого количества снега в этом году на поверхности осталось много непролазных кустов, рельеф сильно изрезан ямами и кулуарами, которые затрудняют или делают невозможным дальнейшее движение. А также пурга. Снега всего за пару дней навалило столько, сколько не было за всю зиму. До такой степени, что снегоход с водителем не может подняться даже в совсем маленькую в горочку без предварительных инженерных работ. Были выкопаны километры полок и траншей, чтобы заехать в подъёмы и перевалы. О том, чтобы завезти вещи в них на снегоходах, речи даже и не шло, всё затаскивали на себе, включая нарты.





В общем, статистика путешествия такова. С 1 по 8 апреля  два дня пурговали в верховьях реки Правая Камчатка, один день катались (2 спуска, район озера Медвежье), и пять дней копали, таскали, спускали. Вы даже не представляете, что такое копать 3 часа без остановки или делать 10 ходок с вещами, после проезжать полкилометра и опять копать и таскать. А ещё в это время идёт снег, хороший такой снег, стеной, и ты даже не понимаешь, куда ты двигаешься. И мысли: «А если этот подъём никуда не ведёт, что тогда?» Вот что самое сложное. На шестой день экспедиции, после 8 часов «движения на снегоходах» (на самом деле было наоборот), мы перенесли лагерь аж на целый один километр.



Солнце, конечно, было, иногда, по паре часов. В это время я мчался вперёд, чтобы проверить наше направление. На нас с Пашей, как участниках прошлогодней вылазки и в то время еще разведчиках, была большая ответственность вывести ребят и технику к дороге. У нас были все варианты заехать в тупик, сжечь весь бензин и вызывать вертолёт. Когда засыпал, мне казалось, что я слышал, как работает Пашин мозг. И, думаю, мой в это время мыслил о том же: осталось 50 литров бензина, хватит или нет, сломался генератор, садится батарея на спутниковом, есть ли шахма от Тимонов, правильно ли мы вообще двигаемся и так далее.





«Level up» — так можно охарактеризовать результат нашего возвращения. Проехали там, где, как раньше я думал, проехать невозможно. Теперь я ещё больше уверен в своих возможностях, опыте, физических и волевых качествах, и, что, пожалуй, самое главное, в своих друзьях и технике, которые не подвели. Производители снегоходов даже не догадывались, что на утилитарниках возможно забираться на перевалы, которые мы преодолели. Наши снегоходы: Yamaha VK540, Lynx Army 550, Ski-Doo Skandic 600, выдержали проверку «боем».



Вся команда Kamchatka freeride community хотя бы раз в год осознанно испытывает себя в «жёстких» условиях. Наша работа — обеспечивать безопасность людей, которые приезжают на наши программы. Мы должны быть готовы ко всему, а после успешных экспедиций мы можем с уверенностью говорить «не переживайте, всё будет хорошо» или «бывало и похуже». Ведь одно дело летать хели, катать на снегоходах, жить на базах с термальным бассейном, и совсем другое — выживать в горах, где каждое твоё действие должно быть обдумано, взвешено и триста, нет, четыреста раз проверено. Где положиться можно на того, кто также, как и ты пытается заснуть в мокром спальнике, делится с тобой последней галетой, роет тонны снега и толкает нарты в гору, а также на того, кто провоцирует тебя на переднее сальто со скалы, а потом смеётся, когда ты упал.



Изначально планировалось так: пять дней кататься и три дня ехать. В сухом остатке: катались всего один день, но если учесть, что за остальные восемь дней было три циклона, нам очень повезло и два спуска, которые мы сделали, стоили всей подготовки и усилий. «Наши глаза видели то, чего большинство не может и представить», — говорит Паха после первого спуска. Да, жёсткий склон, но вокруг нереально. Я уверен, что мы спустились там, где ещё никто не катался, хотя район иногда посещают группы хели-ски.





Стоит отметить, что в первую экспедицию (24-30 апреля) мы отлично покатались и провели время, нас было 14 человек. У нас уже был опыт больших и продолжительных мероприятий в горах, поэтому это была нано-экспедиция, ну или smart camp – генератор, тепловая пушка, музыка, компьютер, палатка-сушилка, палатка-столовая, газовые плиты (удобные такие), квотер посреди лагеря и так далее. Но вот во вторую условия были приближены к туристическим – порвало большую палатку, сломался генератор (соответственно, про сушилку, компьютер и музыку можно забыть). К чему всё это, да к тому, что, если к этому прибавить  семь пар лыж и два сноуборда, то у нас набралась целая нарта ненужных вещей, от этого таскать их в перевалы было ещё тяжелее.





Описывать каждый день не вижу смысла, всё равно полностью не передать эмоции и впечатления, общая атмосфера, думаю понятна. Лучше рассказывать про другое.

Например, Паша был Паша-Мазь, в его большом кармане пуховика хранились разные мази – ацикловир (от герпеса), мазь от загара, мазь от ушибов, в общем, популярный пацан.

Последние 3-4 дня в общении были популярны разные модификации выражения «Коко Скрепи». Так звали главного героя из последнего фильма («Не шутите с Зоханом»), который мы посмотрели день на восьмой, когда ещё была большая палатка и генератор. Например, фраза «Паша дай лопату» теперь звучала как «Cкрепи дай Коко»; «Саня у тебя, что опять снегоход перегрелся?»; «Коко твой Скрепи нагрелся?», ну, и самое популярное: «Скрепи будет копать пока не упадёт», «Скрепи хочет на Тимона», «Скрепи хочет свои Коко в горячую лужу».



Мы разбились на две команды. Снегоходчики в основном копали, наша задача была заехать на перевал и, по возможности, что-то завезти. Остальные таскали вещи. У каждой команды через несколько дней отработались схемы оптимального выполнения задач – определённый набор удобных и не очень вещей на теле при подъёме, а снегоходчики могли с ходу определить нужные глубину и угол наклона полки для снегохода. Приближаясь к очередному подъёму, мы уже на глаз прикидывали количество ходок с вещами и количество поворотов траншеи для снегоходов.





О спонсорах. Не только для рекламы, действительно всё снаряжение от партнёров помогло мне/нам в этом путешествии, конечно, и так бы доехали, только было бы холоднее и мокрее.

The North Face. У меня всё TNF, всем доволен и всё яркое!!! Боря, спасибо. Практически все ребята были в TNF, покупали сами, это о многом говорит.

Julbo. Мои глаза были защищены от солнца, ветра и снега. Отмечу фильтр Zebra, я был «разведчиком», благодаря маске с Zebra, я мог хоть как-то ехать по пурге.

Icelantic. Gypsy и Nomad — мои верные спутники, катался по самому разному снегу, от практически льда до пухляка.

Lorpen. У всех ребят носки Lorpen. Ноги самое главное, было сыро, холодно, по итогу всего лишь одно обморожение 3-й степени.

Freeride Klan. Это шапки, также практически у всех ребят. Удобные, тёплые.

Sonim. С некоторых вершин была связь, вот по ним и звонили. Батарея при температурах до -20 продержалась все 16 дней без подзаряда.



Огромнейшее спасибо нашему фотографу. Никита Печерский сделал сотни хороших фотографий, которые смотрите все вы, и которые позволят помнить участникам о том, что с ними происходило. Никите пришлось поменять билеты, так как ко дню вылета мы могли не успеть. И при этом съёмки не мешали ему наравне со всеми делать сложную работу.

Наверно, могу ещё много вспомнить и написать, но пора заканчивать. Хотите прочувствовать описанное на себе, есть все шансы. Пишите.
 
Backcountry expedition: нереальные места, обычные люди.
 
кamchatka freeride community ищи на kamfreeride.ru и в соцсетях (vkontakte и facebook)
 
Текст: Серёгин Кирилл

Фото: Никита Печерский



Склон Чимбулака, подъемник
ЗИМНИЕ ОЛИМПИЙСКИЕ ИГРЫ ОФИЦИАЛЬНО СТАРТОВАЛИ В СОЧИ!
Интерактивный горнолыжный сноуборд тренажер
Впервые в Алматы на Международном комплексе лыжных трамплинов открылся учебный горнолыжный склон и трасса для баллонов. Длина горнолыжного подъемника 150 метров, длина трассы для баллонов 200 метров. Время работы с 10 часов до 22 часов. В вечернее время учебный склон полностью освещен прожекторами для безопасности клиентов. Впервые в Алматы можно вечером покататься на лыжах, сноуборде и баллонах прямо в городе», — сообщили в администрации комплекса.
О проведении альпинистского учебно-тренировочного мероприятия «Альплагерь Туюк-Су»
Впервые в Казахстане! Интерактивный горнолыжный сноуборд тренажер
Все статьи
О проекте Ссылки